Книги ужасов

Рябиновая ночь

Автор подтвержден Максим Кабир
18607 23 мин Читать позже
Сознание медленно, как разбухший в речной воде труп, всплывало к забрезжившему свету, перекачивалось на волнах лениво, и Олег подумал: это был сон. Могила, полная хлеба, и шевелящаяся серая масса, облепившая карбюратор.

Он даже улыбнулся облегченно своим мыслям. Он дома, нежится в постели. Варюша спит рядом. Сегодня выходной, и можно поваляться до десяти. Пожалуй, завтрак он приготовит сам, а позже они займутся любовью…

Чертова деревня и двоюродный брат Вари — обычный кошмар, ведь они обсуждали накануне поездку, и…

Олег нахмурился, пытаясь понять, умерла ли Варина тетя в реальности, или это тоже часть сновидения. Разум неумолимо стремился к свету, к поверхности, и тревога охватывала его.

Постель слишком жесткая. Деревянная, в занозах…

Олег разлепил веки.

Он лежал на полу, на неструганых досках. Чужая комната будто бы шевелилась, зыбко выгибались стены. Такой эффект создавало желтое, льющееся с широких подоконников сияние. Свечи, целый лес свечей, тонких, толстых, длинных, приземистых.

Кривящийся зев печного шестка словно нашептывал: не сон, нет. Вы действительно застряли в богом забытой деревне, и кое-кто вовсе не желает вас отпускать.

Затылок саднило. Причина, по которой он очутился на полу, вырисовывалась за дымкой и внушала страх.

Ночь льнула к окнам. В стекле отражались пляшущие огоньки и растерянный мужчина.

— Милый?

Варя выпрямилась на постели. Кажется, была тоже удивлена, что, вопреки планам, они заночевали в Рябиновке.

Старомодная кровать скрипнула, Варя, поправляя помятую одежду, приблизилась к своему жениху. Припухшие ото сна глаза зафиксировались на свечах.

— Это ты зажег?

— Нет, — хрипловато ответил Олег, — твой брат, Коля, он…

Разрозненные воспоминания сложились в картинку. Серые тельца, облюбовавшие двигатель. Олег пятится от машины, и что-то тяжелое впечатывается в череп.

Пальцы ощупали шишку.

— Вырубил меня, — мрачно подытожил Олег.

— Что? — часто заморгала Варя, — Почему?

— Наверное, потому что он псих.

— И как долго мы спали?

Сыпля вопросами, она продолжала таращиться на свечи. В горнице пахло чем-то кислым, прогорклым. Простыни сохранили отпечаток Вариного тела. Кирпичная громада печи нависала сбоку. Был еще пыльный стол, уродливый сервант с сервизом и фотографиями, чьи уголки перечеркивали траурные ленты. Репродукция Шишкина. Неуместный портрет Есенина. Крестьянский поэт был каким-то одутловатым на картине, спившимся, умершим.

–Ты — часов пять, — буркнул Олег. — Телефон разряжен.

Он нашел выключатель, поклацал. Никакого эффекта. Еще бы. Из люстры выкрутили все лампочки.

— И мой. — Варя опустила мобильник и, кажется, теперь по-настоящему проснулась. Испуганный взор заскакал по комнате.

— Он что-то сказал тебе?

— Да. Чистая галиматья.

По стенам метались гротескные тени. За окнами полыхнула молния, загремело. Варя сжалась боязливо.

— Я же говорила!

Он хмыкнул. Хмыканья иногда защищают от безумия.

…Варя спала, свернувшись калачиком, закрыв ладонью свое хорошенькое личико.

Есенин наблюдал, как Олег потормошил невесту. Без толку.

Неужели она так много выпила на поминках?

Поминки… дубовые столы во дворе. Чудные жители полупустой деревушки. Рябиновцы? Рябинчане? Кроны деревьев нахохлились над жующими людьми. Ни облачка на небе.

Они должны были отобедать и возвращаться домой. Как договаривались, как просила Варя.

Зачем их рассадили порознь? Был ли в этом злой умысел?

Курносая внучка бабы Оксаны выносила из хаты яства. Пюре, каши, свинина. Плескалась водка в штофах. Варя пригубливала коньяк. Ее то и дело заслонял рябой старикашка. Олег трижды отнекивался от алкоголя:

— Да за рулем же я.

Варин брат сидел во главе стола, туманная улыбка играла на тонких губах. Точно не он утром похоронил мать.

— За мамку мою! — воскликнул он с излишней лихостью. — Земля тебе пухом, мамуль, корми зверей небесных.

— Корми от пуза, — вторила баба Оксана.

Зазвенели вилки, зачавкали беззубо старицы. Олег пил компот из сухофруктов и жевал мясной пирог. Перед глазами стояло сельское кладбище, кресты и надгробия. Аромат цветов, меда. Обошлись без попов.

— Жарко, — пожаловалась Варя.

— Пекло, — отозвалась баба Оксана. — Мы еле дотянули, чтобы Маланью двадцать седьмого похоронить.

— Почему именно двадцать седьмого? — вклинился в беседу Олег.

— Так она же подарки боженьке передаст, умаслит его!

Следующая история 
Понравилась история, поделись с друзьями:
Вконтакте Одноклассники Мой мир Facebook Twitter Viber Telegram WhatsApp
  • 115 clap 3
Мой список для чтения
  1. Мистика 11086
  2. Книги ужасов 1227
  3. Маньяки и серийные убийцы 3402
  4. Привидения, призраки, сущности, видения 4300
  5. Интернет, SCP, страшные игры, файлы 645
  6. Транспорт 822
  7. Страшные стихи, тёмная романтика 2419
  8. Городские легенды, мясо 2469
  9. Сумасшедшие, странные люди, клоуны 1003
  10. Водоёмы, русалки, утопленники 797
  11. Полтергейст, домовой, чертовщина 3544
  12. Истории из лагеря, детские, СССР 1432
  13. Истории про кладбище 1761
  14. Больница, морг, врачи, медицина 1943
  15. Кошмары, вещие сны, сонный паралич 3437
  16. Страшные звери и силы природы 2658
  17. НЛО и инопланетяне, космос 380
  18. Темнота, ночь 3181
  19. Проклятые предметы, зло 1170
  20. Заброшенные, нехорошие и гиблые места 4458
  21. Необъяснимые и странные события 2510
  22. Магия, колдовство, ведьмы и колдуны 3466
  23. Ангелы и демоны, зомби, существа 4365
  24. Родственники, семья, дети 4331
  25. Смерть, загробный мир, астрал 3927
  26. Мифология и фольклор 3011
  27. Фильмы ужасов XX века 2052
  28. Оккультизм 2746
  29. Фанфики 5857
  30. Сказки 7969
  31. Аудио истории 272
  32. Галерея 53