CreepyPasta

Малышка разбила бровь об край столик в садике. На следующий день столик «исчез».

На фото - бровь спустя 15 лет (5-летняя девочка разбила бровь об край детского столика в садике. Столик времен СССР. На следующий день после этого ЧП его уже не было. Как под видео (ниже))...

5-летняя девочка разбила бровь об край детского столика в садике. Столик времен СССР. На следующий день после этого ЧП его уже не было. Как под видео (ниже). Фотографию девушки показать не могу, сделала только кадр.

(Тему рассказа подсказало видео, в конце — текст под видео).

Рассказ Р.Ш., проводница (ехали вместе в 2018 в Москву).

«Лиана была очень неудобным ребенком в садике. Ее родители — мама, бывшая учительница, династия учителей, и муж айтишник). В садик ходила мама девочки, мужу было всегда пофиг, «я — не семейный», зарабатывает и гордись им. Раз так поставил вопрос, ей всю жизнь приходилось бороться за своих детей как в садике, так и в школе.

Девочка была самым неудобным ребенком в садике:

— «Она вечно просит что-нибудь почитать или сделать, будто нам без нее делать нечего! Все заняты играми, а ей читать надо!» Надо заметить, что Лиана читает с 4х лет, самостоятельно, мама только подсказывала, где девочке не понятно, ведь и мама, и бабушка ее все читают с четырех лет. Поколение читающих быстро научаются. Если потребность к еде с рождения, то к духовной пищу — с колыбельных. «Так в садике и нужно читать, тем более, если дети просят! Все заодно будут слушать, ведь мало кто у семье заинтересован в развитии ребенка, больше сейчас стараются изучать литературу, которая учит зарабатывать, а в наше время без денег ты и книг не купишь. А тут — читай себе да время идет, тем более, при чтении дети тихо сидят!» — Возмущалась единственно солидарная родительница, которую боялись все в садике — работает в банке.

— Когда я провожала племянницу в группу, воспитательница накинула улыбку, которую мама Лианы никогда не видела, только «дарила» щедро ее мужу, который пришел как-то разбираться, как поддержка, когда девочку спустила Эльвина с лестницы и воспитатели замять хотела, да девочка плакала долго, и об этом уже знал весь персонал садика: «Фу, опять эта противная!» Мужу достаточно было подхалимаж и лже-улыбка, и айтишник растаял. Дочь? Пусть мать разбирается, а я с женщинами отношения из-за такой жены не хочу портить! И после этого случая воспитатели просто стали наглеть от уверенности в своей правоте.

Эльвине — избалованной соседке, у которой мамаша сказала Луизе, маме Лианы: «Понаехали тут из деревень и городов, нормальных мужиков забрали, а нам достались одни отходы!» Значит, она и ее подруги, которые молча, но злобно кивали головой, замужем за несчастных подкаблучниках (все замуж вышли поздно, далеко после 25 лет).

— Потом оказалось, когда наши дети уже выпустились, я решила узнать у знакомой воспитательницы, у которой мама-пенсионерка, которая работала гардеробщицей всю жизнь, устроилась к ним — одна из всех, временно. Сама она ездит далеко, с ее дочкой сидит ее мама, поэтому бабушка и устроилась временно. Узнала от нее, что ЮВ и СВ уже не работают, в магазине, ЮВ моет подъезды в своем доме. Дипломов у них вообще нет, сейчас, чтобы работать продавцом, никакие образования не нужны. Моя сестра училась в техникуме на продавца, сдавала сессии, делали проекты, защищали дипломы. Раньше было так, в СССР. Дипломы сейчас можно получить заушно (это как антоним к дневному, очному), кто-то колледж-училище не по педпрофилю, берут любых, «досье» не изучают, купленные дипломы с высших образованием— уважают, ведь не проверяет. Утечка постоянная, берут с улицы с радостью!

Хотела устроиться, не взяли, будто укомплектовано. Я же проблемная, честная да справедливая, еще займу место заведующей! У меня и образование, и детей люблю, и работать умею. Не потянут они со мной, белая ворона — заклюют, буду мешать выпивать, флиртовать с папашами, которые и сами не прочь.

— А в этом садике, как потом выяснилось, воспитательница — Светлана Борисовна — продавец из базара, которая устроилась ради сына, после окончания садика устроилась в магазин, ее сын «помогал» ей издеваться над девочкой. Другая, Юлия Викторовна, вообще была уборщицей в школе, в садике устроилась кастеляншей, а из-за постоянной такой утечки воспитателей, перевели к СВ вторым воспитателем. «Такая горлопанка, мой сын боится в садик ходить. Мы сами тихие и спокойные, дома обстановка нормальная, а здесь уже с улицы слышишь вопли и недовольства то одной, то другой. Я сама вздрагиваю. Забрали из садика, в другой перевели, приходится ездить. (На самом деле так, в районе только этот садик, где специалисты устраиваются ради детей — это «традиция», кому-то теплое местечко очень нравится, работают и становятся «она здесь давно работает», но без педобразования, есть одна — бывший учитель математики, у таких и занятия как у перфекционистов, цифры да знаки. Роза М-вна — единственная за все годы садика при одной заведующей имеет дошкольное образование). Когда из группы, где воспитателями были алкашки («им нужно приносить «стеклянные справки» — говорила одна из родительниц, их знакомая, но у моих не было возможности, они честно ходили к врачу и получали бумажные справки, за что люто ненавидели). Но перед 8 марта я решила по просьбе Луизы забрать до тихого часа, обе были красные и веселые, от них несло уже спиртным!

Тысячи страшных историй на реальных событиях

Продолжить